Вернуться к менюшке (цветочку) Вернуться к Кандзявым эссе ЭССЕ №1

Чтение html версии первого эссе не требует установки языковой поддержки на вашем компьютере. Все иероглифы выполнены в виде рисунков.

DAO "ЭТО (реальность, абсолют) невозможно описать или определить. Чтобы как-то указать на ЭТО, назову его просто – "ДАО".

Лао-Цзы
"Книга о пути и добродетели»

 

Внимание: изначально "кандзявые эссе" создавались, форматировались под "бумагу" и расчитаны в каждой мелочи на восприятие текста с книжного листа Данный же усеченный вариант служит только для получения первого впечатления о содержании и стиле эссе.

1.1. ПУТЬ

Когда подходишь к мысли о том, что вот наконец-то и наступило то время, когда можно основательно взяться за изучение японских иероглифов, то, как правило, сразу же возникает резонный вопрос – а с каких иероглифов, собственно говоря, лучше всего за это самое изучение взяться? В мировой практике существует несколько общепринятых подходов. Так сначала можно запоминать самые легкие (в плане графики) знаки, а затем переходить к более сложным. А можно заучивать в первую очередь наиболее часто встречаемые знаки, а потом браться за более редкие. Также имеет смысл следовать опыту тех, кто, раздобыв где-нибудь список кандзи, рекомендуемых для сдачи экзаменов «Норёку сикэн» [1] , последовательно и методично заучивает их один за другим.

Все эти методы прекрасно зарекомендовали себя и вполне сгодились бы для нас, кабы не желание опираться в таком тонком деле не столько на чужой, сколько на свой, пусть маленький, но все-таки опыт. Разве не это путь тех, кому в своем одиночестве и определенного рода изолированности опереться не на кого или не на что.

А какой же у нас, спросите вы, может быть опыт, если мы только совсем недавно приступили к изучению японского языка? Возможно, это прозвучит несколько неожиданно, однако, на самом деле, некоторым опытом в области японской лингвистики мы владеем уже с самого детства, и опыт этот, надо признать, достаточно весомый. Вот только мало кто из нас об этом, к сожалению, догадывается. В качестве иллюстрации к сказанному, пожалуйста, внимательно посмотрите на следующую надпись:

karatedo

 Неужели это слово, записанное по-японски, не показалась вам буквально до боли знакомым? А ведь каждый из нас слышал его и знает о его существовании чуть ли не с детсадовского возраста!

Всё еще не узнали? Наверное, не узнали... Не странно ли? Особенно учитывая тот поразительный факт, что все эти три иероглифа в своем сплоченном единстве образуют слово, давно уже ставшее почти русским, и это слово – КАРАТЭДО: [2] , что, как вы наверняка знаете, обозначает пришедшую к нам с далекой Окинавы и из глубин веков, легендарную японскую борьбу КАРАТЭ.

Попробуем в меру наших сил исследовать этот маленький японско-русский феномен. Для начала поступим абсолютно нелогично, как, собственно говоря, и поступают «настоящие» японцы, делающие все не так, как привыкли делать мы, а совсем наоборот, то есть шиворот-навыворот. Подчиняясь этому феноменальному принципу, начнем исследование не с первого иероглифа, как следовало того ожидать, а с последнего.

DO:_michi

Итак, перед нами исключительный по красоте и значимости знак, который в самом обыденном своем смысле обозначает обычную дорогу, тропу или, в крайнем случае, тропинку. Чуть в более широком значении – путь. И уж совсем в философском плане этот иероглиф символизирует не просто путь, а путь с самой большой буквы «П».

Данный иероглиф, как и многие ему подобные, обязан своему происхождению Китаю. Там в далекой Поднебесной этот полный изящества иероглиф также обозначал ПУТЬ и имел величественное название «ДАО» [3] . Название настолько значительное, что в этом месте так и хочется остановиться и сказать: «Мы говорим ПУТЬ – подразумеваем ДАО! Мы говорим ДАО – подразумеваем ПУТЬ!». Возможно, вы уже догадались, что именно с этого иероглифа начинается в записанном виде название религиозного направления Даосизм [4]  (Учение ПУТИ).

1.2. «ПУТЬ КИСТОЧКИ» или «КРАСОТА – СТРАШНАЯ СИЛА»

Иероглифом «Путь» нельзя не восхититься. Конечно, если вы его видите в первый раз, то наслаждаться его внешней и внутренней красотой вам может в голову и не придет, а вот некоторые соображения по поводу того, что запомнить или нарисовать его будет, наверное, совсем не просто, действительно, могут возникнуть. Попробуем разобраться, так ли это сложно на самом деле.

В принципе, вам никто не мешает прямо сейчас попытаться нарисовать этот знак на бумаге, но, пожалуйста, немного повремените. История китайских иероглифов насчитывает уже свыше четырех тысяч лет, и методика и последовательность их рисования за эти годы была отшлифована до совершенства, а в искусстве каллиграфии [5] вообще доведена до абсолюта. Веками поколения людей тратили свои жизни на то, чтобы в результате если не постичь, то хотя бы прикоснуться к таинству иероглифической живописи. Стоит ли следовать их пути? Да и нужно ли это нам?

Однако кто бы и что бы нам ни говорил, а, все-таки, больно уж хочется научиться писать иероглифами, и не просто писать, а писать, если уж не изысканно, то, по крайней мере, относительно правильно. Для начала попробуем разобраться с последовательностью рисования уже ставшего столь родным  и близким иероглифа . Прежде всего, обратим внимание на то, что данный знак состоит из некоторого набора линий (черточек или, другими словами, черт). А поскольку в недалеком будущем нам всегда будет принципиально важно знать, из скольких черт состоит тот или иной иероглиф [6] , то давайте прямо сейчас попробуем сосчитать их количество.

Всего у вас должно набраться 12 черт. Если не получилось, тогда попробуйте пересчитать еще раз.

Опять не получилось?! В таком случае посмотрите на рисунок, приведенный ниже, и с помощью стрелочек и чисел рядом с ними внимательно исследуйте направленность и последовательность рисования отдельных линий.

Пожалуйста, прервите дальнейшее чтение и, следуя схеме, попробуйте на бумаге несколько раз нарисовать данный иероглиф. Особо обратите внимание на то, чтобы ваш знак не выходил за рамки мысленного квадрата, в который как бы вписывается данный иероглиф.

Если вы точно будете соблюдать предписанные вам последовательность и направления, то, рано или поздно, ваша рука, как, впрочем, и вы сами, должны будете прочувствовать необыкновенную красоту данного кандзи, лаконичность геометрии его линий и удивительную продуманность последовательности их прорисовки.

Обратите внимание на тот факт, что хотя некоторые из черт (например: 1, 2, 10) больше похожи на запятые или точки, чем на линии, однако, они тоже являются чертами. Может также показаться весьма странным, что горизонтальные и вертикальные линии по толщине равномерные, а наклонные наоборот – либо сужаются, либо расширяются. Объясняется это тем, что с древних времен иероглифы принято рисовать кисточкой, поэтому толщина наклонных линий,  наносимых более свободно, меняется в зависимости от нажима кисточки. В начале (в момент приложения кисточки к бумаге) нажим отличается своей силой, а в конце он ослабевает вплоть до полного отрыва кончика кисточки от поверхности бумаги.

Всё, конечно, так, скажете вы, но почему тогда линии 1, 10 и 12 к концу не сужаются, как им и следовало бы, а, наоборот, утолщаются? Ответ на этот вопрос достаточно прост, но здесь нам необходимо определенное, хотя, может быть, и самое поверхностное, знание технологии нанесения линий. Когда косая черта идет сверху вниз и справа налево (линия 2), то, как  уже отмечалось выше, кисточка движется от достаточно сильного нажатия в начале своего пути до полного отрыва от поверхности листа (отсюда и сужение линии). Но когда кисть проводит косую черту сверху вниз и слева направо (линии 1, 10, 12), рука, по мере движения, наоборот вдавливает ее в бумагу, как будто ставит точку, – отсюда и утолщение на конце линии.

Все эти объяснения приводятся не для того, чтобы вы тут же побежали в ближайший магазин за кисточками и школьным набором акварельных красок [7] , а для того, чтобы вам была понятна причина такого странного поведения линий, и в вашем сознании не возникало противоречия между только что увиденным и прочитанным. Конечно же, для начертания иероглифов мы будем пользоваться карандашом или шариковой ручкой – таково веление времени [8] , а посему, слава Богу, нам нет большой нужды заботится о прорисовке всех описанных утолщений.

1.3. ОДИН ПЛЮС ОДИН РАВНО ОДИН?

Вот уже несколько страниц мы посвящаем одному единственному иероглифу. Много это или мало? Трудно сказать. Хочется только отметить, что поскольку иероглифы бесконечны по своей сути, то их можно изучать всю свою жизнь. Кандзи уходят своими корнями в древнюю философию, древнее искусство, древнее мировоззрение. Когда китайские иероглифы стали не только достоянием прародительницы всей восточной культуры и цивилизации, а, вырвавшись за ее пределы, наполнили собой сознание жителей соседних стран, в том числе и Японии, они стали отражать в себе психологию, характеры и национальные особенности воспринявших их народов. В результате взаимодействия с языками других стран и государств, иероглифы по своим свойствам и обновленному содержанию стали еще интересней и богаче. Не из-за этой ли способности к развитию иероглифы, возраст которых сопоставим с возрастом египетских пирамид, продолжают не только жить, подобно живому организму, но и не перестают волновать воображение многих и многих умов.

Надо помнить, что каждый кандзи оригинален и неповторим как по сути своей, так и по внешности. Тем не менее, так как все иероглифы, как ни крути, «ягоды одного поля», то каждому из них присущи некие общие свойства. Именно поэтому, изучая только один знак, можно постигать все остальные. Так, собственно, и положено на востоке – наблюдая за воробьем, барахтающимся в дорожной пыли, познавать богатство и разнообразие окружающего мира. 

Вспомните, когда вы пробовали «правильно» нарисовать иероглиф «Путь», то, надеюсь, не могли не обратить внимание на некоторые его странности. Так видно, например, что кривая линия под номером 6 явно состоит из двух черт, а не из одной, как показано на схеме. И это не ошибка – просто, когда вы пытаетесь сосчитать количество черт в том или ином кандзи, всегда следует руководствоваться основным принципом начертания иероглифов. Речь идет о максимальной экономии движений руки [9] : две образующие угол линии, – горизонтальная и вертикальная – являются одной чертой, поскольку при их рисовании кисточке не нужно отрываться от бумаги, ей достаточно просто сменить направление движения. Многие этого либо не знают, либо не помят, и неправильно сосчитав количество черт в том или ином иероглифе, долго и безуспешно ищут потом его в словаре. Не будем повторять печальный опыт нерадивых студентов, и в следующий раз правильно определим каждую черту в нужном нам иероглифе.

1.4. ОН ИЛИ НЕ ОН? – ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС!

В давние-давние времена (мукаси-мукаси) разум древнего японца еще не был «замутнен» хитроумным коварством китайской письменности. Когда же в японскую культуру из Китая проникли иероглифы, японцы некоторыми из них стали на письме обозначать привычные им японские слова, смысл которых наиболее точно совпадал со значением данных иероглифов. Так, в частности, китайским иероглифом  (Путь) стало обозначаться японское слово «МИТИ» [10] (дорога, путь). И теперь, заметив в тексте среди других кандзи иероглиф «ДАО», японец смело произносит вслух (как, впрочем, и произносил раньше) слово «МИТИ». Однако слово «МИТИ» не стало новым названием иероглифа . В новых для себя условиях он смог сохранить свое прежнее китайское название, правда, частично лишившись при этом правильности в его произношении. Все дело в том, что японцы по той или иной причине не могли (или не хотели?) произносить замысловатое заморское слово, коим является «ДАО», а вместо этого японизировали его до упрощенного и легко произносимого «ДО:» [11]. Так и повелось с тех пор, что многие иероглифы, взятые на вооружение японцами, получили, как минимум, два названия: ОНное [12] (трансформированное китайское звучание иероглифа) и КУНное [13] (то японское слово, которое на письме записывалось данным конкретным знаком).

Если какой-то кандзи, например , на бумаге обозначал простое японское слово (в нашем случае «путь», «дорога»), то его произносили вслух по-японски (по кунному): «МИТИ». А если этот же иероглиф принимал участие в образовании какого-нибудь сложного слова, состоящего из нескольких иероглифов, (например, сёдо: [14] или синто: [15] ), то обычно, краткости ради или простоты, а может просто, чтобы покичиться своей ученостью, его произносили  по ОНному [16] .

Вот так с тех пор и повелось: в одних случаях один и тот же кандзи произносится как ОН, в других – как КУН. При этом, не обладая достаточно большим опытом в японской письменности и языке, не всегда можно с уверенностью сказать, как именно надо произнести то или иное слово, даже если это слово записано хорошо знакомыми вам иероглифами, и вы прекрасно понимаете, что они обозначают и как произносятся их КУНы и ОНы.

Неопределенность в воспроизведении вслух того, что видишь перед глазами, может несколько обескураживать, особенно когда находишься в самом начале пути. Слабым, но все-таки хоть каким-то утешением является то, что японцам, на самом деле, приходится не легче, чем нам. Так, чтобы нынешнему жителю страны восходящего солнца слыть мало-мальски грамотным человеком, ему приходится окружать себя многочисленными словарями и справочниками, сверяя  многое из того, что говорится и пишется им, с канонами, заключенными в этих толстых и мудрых талмудах.

А теперь наступила пора самим попрактиковаться немного в японском словообразовании. Для начала возьмем неизвестный пока нам иероглиф «СУЙ» (вода) и простым соединением его с иероглифом «ДО:» образуем совершенно новое слово СУЙДО:.

 +  = 

Единственное, что может обозначать только что полученный нами «путь воды», это какой-нибудь водный путь, например: водопровод, канал, протоку и прочее.

Вода по-японски – «мидзу». И пусть бежит эта самая «мидзу» () по какому-нибудь из двух известных нам путей (): либо по водопроводу – «суйдо:» (), либо по дороге – «мити» (). И как это ни странно, но «добегалась» наша водичка до того, что мы с вами уже знаем по крайней мере три разных японских слова (вода, путь, водопровод) и пять лексических единиц (до:, суй, суйдо:, мити и мидзу), которые записываются  с помощью всего-навсего двух иероглифов ( и ).

Вода

Мидзу

Путь, дорога

Мити

Водопровод, канал

Суйдо:

Не сложно? Вроде бы, не сложно. Тогда подведем итоги по уже известным нам иероглифам в виде следующей таблицы.

Иероглиф

Он

Кун

Количество черт

Значение

ДО:

мити

12

Путь

СУЙ

мидзу

4

Вода

 «Мидзу» (кун иероглифа ) – приятное «переливающееся» подобно самой воде слово, которое успело незаметно для вас легко и просто просочиться в ваше сознание и основательно там укрепиться. Что же касается ОНа иероглифа «вода», то не удивляйтесь, но он знаком практически каждому. Трудно найти сегодня в Европе человека, который ни разу в жизни не слышал бы о древней китайской практике «ФЕНШУЙ» [17] (ветер и вода), в названии которой отчетливо прослушивается то самое немного изменённое японское «СУЙ». Как видим, иероглиф «Вода», также как и «Путь», несмотря на все жизненные перипетии и исторические передряги и не взирая на новое «гражданство», смог уберечь свои китайские корни от забвения.

 Не правда ли странно звучит: «корни воды»? Нет? Ну, тогда самое время  научиться правильно рисовать иероглиф «ВОДА»:

Потренируйтесь в начертании иероглифов «ВОДА» и «ПУТЬ».

Попытайтесь понять принципы, которым подчинена последовательность прорисовки данных знаковых. Более полно данные принципы будут освещены в следующих главах иэссе.

1.3. КЛЮЧИ

Каждый раз, когда смотришь на японские (читай – китайские) иероглифы, то и дело открываешь для себя что-нибудь новое. Так, например, после непродолжительного знакомства хотя бы с некоторыми из них начинает бросаться в глаза то, что почти все иероглифы, за редким своим исключением, состоят из некоего ограниченного набора одних и тех же элементов. Те же иероглифы, которые как раз относятся к тому самому «редкому исключению», бывают порой настолько просты, что сами по своей простоте частенько и выступают в роли слагающих частей других более сложных иероглифов. 

Еще раз внимательнейшим образом посмотрим на иероглиф (значение – путь, ОН – ДО:, КУН – мити). В его структуре легко выделяется  два составляющих элемента. Каждый из этих элементов не какая-нибудь выдуманная абстракция, а является уменьшенной копией двух настоящих иероглифов (дорога) и (шея, голова). На самом деле, это было очень даже правильно задумано – не изобретать тысячи новых знаков, а использовать некий базисный набор иероглифов для создания новых. Иначе, пожалуй, никакой бы фантазии не хватило, чтобы наворотить то невообразимое количество иероглифов, которым изобилует китайский язык. Мало того, что все это надо было бы кому-то  когда-то придумывать, так ведь все это нам пришлось бы сегодня еще и запоминать! Вот это, действительно, была бы «Китайская грамота», пусть даже в усеченном японском варианте! Но все обошлось, к счастью, исключительно малыми жертвами. Ясно, что составлять иероглифы, располагая в качестве «строительного» материала некоторым ограниченным количеством элементов, - задача не только вполне решаемая, но даже весьма привлекательная.

Как уже говорилось ранее, в основе иероглифа «путь» лежит знак «дорога». Этот знак сам по себе в качестве отдельного иероглифа в японском языке не применяется и самостоятельного значения не имеет. Однако он более чем активно используется в качестве неотъемлемой части других иероглифов.

Опять же интересен тот факт, что значения приведенных ради примера иероглифов в той или иной степени определяются смысловым значением их общей составляющей части То есть получается, что этот незатейливый кусочек определил смысловую направленность иероглифов, в состав которых он оказался включен. Отсюда можно было бы сделать вывод, что вся китайско-японская письменность – это, по сути дела, игра в картинки, цель которой, зная значение отдельных знаков, придумывать смысл их различных комбинаций. В принципе, когда-то, наверное, так и было или, по крайней мере, так оно поначалу кем-то и задумывалось. Однако шли годы, проходили века, тысячелетия, и вместе с ними менялись и иероглифы: одни упрощались, другие, наоборот, усложнялись; какие-то навсегда забывались, а какие-то вновь придумывались. В некоторых случаях терялся изначальный смысл, вложенный когда-то предками в тот или иной иероглиф, и на смену ему приходил новый. В результате сегодня дела обстоят так, что отнюдь не всякий иероглиф можно расшифровать, анализируя его структуру, хотя, конечно же, во многих случаях такой подход остается действенным и оказывается зачастую более чем полезным.

Сколько, однако, образности и выразительности таят в себе иероглифы!  Возьмем ту же самую «Дорогу» (). До чего точно ее изгибы символизируют образ горной дороги (или тропы). Да разве не достоин этот иероглиф того, чтобы, будучи обрамленным деревянной рамочкой, висеть на самом видном месте в вашем доме. Какая в нем самодостаточность и лаконичность!!! [20]

Сегодня многие иерогилфы стали во многом проще при написании: убираются лишние элементы, слишком заковыристые и витиеватые части заменяются на  более простые и «прозрачные». И это, наверное, не так уж и плохо. Хотя, конечно, кому-то может показаться, что человечество через все эти модификации всё дальше и дальше уходит от некоего заложенного в иероглифы древнего глубокого смысла.

1.4. ДОРОГА и ШЕЯ … или ГОЛОВА?

Одну из частей иероглифа «Путь» мы уже разобрали - это «дорога». Нам известно, что данная часть () как иероглиф самостоятельно в японском языке не применяется, чего не скажешь про другую хитроумную компоненту данного иероглифа. Речь идет о «голове», точнее об иероглифе «ШЕЯ» (), образ которого также участвует в формировании иероглифа (Путь). 

Шея по-японски – куби. Поэтому, когда японец хочет сказать «шея», он так и говорит: «куби», а вот когда он хочет написать слово «шея», он пишет знак . Другими словами, «КУБИ» – это КУН иероглифа . А вот если мы спросим японца: «Сумимасэн га (извините, пожалуйста, но) каким это иероглифом вы записали слово «куби»?», то в ответ он попросту назовет ОН иероглифа – «СЮ (SHU)». То есть, как и в случае с кандзи «Путь», получается, что есть некое старое доброе японское слово, обозначающее понятие «шея» и это слово – «куби». Оно записывается знаком ,  который хранит в себе бурные воспоминания о своем китайском прошлом  в виде несколько искаженного со временем имени «СЮ». «Куби» – это КУН иероглифа , «СЮ» – его ОН [21] .

Так что же такое, собственно говоря, ОН и что такое КУН? Конечно, самым простым будет сказать, что ОН – китайское чтение иероглифа, а КУН – японское.  Но это будет не совсем корректное определение. Да, в общем-то, нам и не нужны определения и формулировки – куда важнее понять смысл описываемых понятий. Но настоящий смысл, подлинную картину можно прочувствовать, только проанализировав несколько наиболее ярких примеров. Сейчас же лучше всего будет придерживаться описания ОНа, как видоизмененного китайского названия того или иного кандзи, а КУНа, как того японского слова, которое как раз и принято записывать этим самым иероглифом.

Иероглиф

Он

Кун

Количество черт

Значение

ДО:

мити

12

Путь

СУЙ

мидзу

4

Вода

СЮ:

куби

9

Шея

1.5. А ВДОЛЬ ДОРОГИ МЕРТВЫЕ С КОСАМИ СТОЯТ

Можно ли по внешнему виду иероглифа и по информации, которой мы располагаем о составляющих его элементах, судить о происхождении самого иероглифа? Можно, но только не всегда. Опять в качестве примера рассмотрим иероглиф  . Если воспользоваться вполне доступными для обычного человека японско-русскими словарями иероглифов, то самое большее, на что мы можем рассчитывать, так это на получение информации о составляющих его частях (дорога и шея). На основании этого каждый может создать несколько версий происхождения  иероглифа или построить пару-другую логических опорных цепочек, которые помогут нам образно закрепить в памяти данный знак.

Что же можно предположить о первоначальном смысле иероглифа «Путь» и его символьном значении? В общем-то, тут все зависит от нашей с вами фантазии. Возможно, это символ идущего по дороге человека, который, любуясь красотами окрестностей, загружает свою шею непрерывным вращением головы. А может это путник, который регулярно запрокидывает голову вверх, чтобы, вовремя заметив приближение дождя, скрыться от него под кронами придорожных деревьев. Само собой разумеется, что от такой интенсивной работы шею пешего путешественника начинает ломить, и у него возникает желание немного отдохнуть. Или вот другой не менее интересный вариант: двигаясь по дороге, всегда будь начеку и не жалей нагружать свою шею работой, поворачивая голову из стороны в сторону, ведь придорожные заросли таят так много опасностей – от хищных зверей до известных своей коварностью разбойников.

Таким вот образом можно создавать свои разнообразные версии происхождения иероглифов. Конечно же, эти версии могут служить только вам и совершенно не претендуют на какое-либо серьезное к ним отношение со стороны специалистов. Однако если подобные истории будут помогать ориентироваться в безбрежном море китайско-японских символов – придумывайте их, разрабатывайте, сочиняйте  и рассказывайте другим. А если в ваших маленьких поучительных историях еще и найдется место для кунно-онных звучаний иероглифов, то цены вашим разработкам тогда просто не будет.

В какой-то степени наши предположения по описанию иероглифа несомненно имеют отношению к реальности, вернее, опираются на нее. Но, все-таки, это всего лишь полет (или потуги?) нашей не обремененной глубокими знаниями фантазии. Чтобы составить картину, более-менее соответствующую реальности, необходимо окунуться в мир самих китайских иероглифов, заняться китайской фонетикой, начать изучать как историю китайского письма, так и, собственно, саму историю.

К месту будет отмечено, что иероглиф , который японскими словарями трактуется преимущественно как «шея», на самом деле имеет более широкое значение, куда наряду с «шеей» входит также и «голова». И получается, что графически иероглиф символизирует не столько взаимоотношение «дороги» и «шеи» как понятий, сколько «голову на дороге». А когда узнаёшь, что племена в древнем Китае имели привычку вдоль дороги вывешивать головы своих врагов, то становится вполне очевидной жуткая история происхождения иероглифа, путь которого в прямом смысле устлан человеческими мозгами. 

На этом примере видно, что прошлое иероглифов, несомненно, может представлять определенный интерес для тех, кто их изучает, особенно если это хоть в какой-то степени содействует дальнейшему пониманию и усвоению иероглифов. Но очевидно и то, что нет большого смысла в возвращении к древним началам только для того, чтобы искать в них закодированный и забытый человечеством вселенский смысл. Ведь известно же, что история человечества – это не история забвения некоей истины, которой когда-то давно обладали наши предки, и которую, якобы, потеряли мы, неблагодарные потомки. Наоборот, каждый прожитый день, всё более размывая пелену неизвестности, приближает нас к раскрытию того, что сегодня пытается на интуитивном уровне быть выраженным в едва угадываемых образах и символах. Подтверждением тому служат, в частности, и китайские иероглифы, которые за последние четыре тысячи лет не только не канули навсегда в лету, как и подобает «забытым истинам», а, наоборот, повсеместно эволюционируют в своем развитии, возбуждают интерес и будоража воображение. А раз так, то не значит ли, что это, все-таки, кому-то нужно?


Александр Вурдов. 2003г.


[1] Экзамен, проводимый в Японии и других странах, в том числе и в России, в начале декабря каждого года. Для сдачи самого первого уровня (на самом деле - четвертого) необходимо освоить всего 80 иероглифов. Экзамен проводится в виде теста, где предлагается несколько вариантов ответа на каждый вопрос.

[2] Отныне и впредь двоеточие в японском слове, следующее после какого-нибудь гласного, будет обозначать для нас некоторую его протяжность.

[3] Более чем уверен, дорогой читатель, что вы встрепенулись «услышав» знакомое вам, если уж не с детства, то, по крайней мере, с молодых лет слово. Сегодня китайские «Дао Любви», «Дао Жизни» и прочие другие «Дао», также как и японское «КАРАТЭ», основательно вошли в нашу жизнь.

[4] Даосизм - одно из трех официальных религий Китая (даосизм, буддизм и конфуцианство).  Основатель «учения пути» - Лао-Цзы, автор книги - «Дао-дэ-цзин  или "Книга о пути и добродетели"»

[5] Здесь - искусство начертания иероглифов.

[6] Система классификации иероглифов по количеству образующих их черт применяется при поиске иероглифов в иероглифических словарях.

[7] Хотя бы потому, что для каллиграфии необходимы и кисточки специальные, и краски особые.

[8] В Японии сегодня и ручка, и карандаш также основные средства письма.

[9] В каллиграфии как японском искусстве воплотилась традиция «экономной кисточки». Если этой традиции следовать неукоснительно, то иероглифы будут напоминать скорее легкие будоражащие воображение мазки кисти великого художника, чем знакомые нам печатные знаки.

[10] Ударение выпадает на второй слог - миТИ. Подробнее об ударениях можно прочитать здесь на сайте japlang.ru

[11] Япония по тем временам страна дикая, разобщенная и в массе своей безграмотная, а китайское произношение, как известно,  славится своей вычурностью и сложностью не только для обычного смертного, но также и для человека высокообразованного. Поэтому может и не стоит строго судить японцев за эту имевшую большие последствия маленькую «шалость».

[12] (ОН) - японизированное китайское чтение иероглифа

[13] (КУН) - японское чтение иероглифа

[14] Сёдо: (путь письма) - каллиграфия. Образующие иероглифы: (СЁ) - письмо, написание; и (ДО:) - путь.

[15] Синто: (путь богов)- наиболее распространенная религия в Японии. Состоит из двух кандзи: (СИН) - божество, бог; и (ДО:) - путь. В данном слове слог ДО: оглушается до ТО:.

[16] Сегодня около 60 процентов всех японских слов строится по этому принципу. В дальнейшем будем называть их словами китайского происхождения.

[17] (ветер и вода) - древнекитайская эзотерическая система. Характеризуется широким спектром практических приложений - от выбора места захоронения до правильной расстановки мебели в квартире, прогнозирования будущего и т.д.

[19] Все кандзи, приводимые в качестве примеров и пояснений, запоминать не следует. Эти иероглифы на данном этапе требуют только поверхностного  ознакомления. Тем не менее, в «кандзявых эссе» ни один иероглиф не появится даже в качестве примера, если ему не суждено сыграть более существенную роль в следующих главах.

[20] Самое интересное, что данный знак, как таковой, в принципе не является образом дороги. Он сам - результат сложения двух иероглифов и в глубокой древности обозначал «движение».

[21] Все как и у иероглифа , которым записывается японское слово «мити» (путь, дорога), хотя сам он называется «ДО:». Мити - КУН иероглифа , а «ДО:» - его ОН

 

 

Copyright © 2000-2015 Вурдов Александр Морисович
japlang.ru