Вернуться к менюшке (цветочку) В начало раздела Японский по фильмам СМОТРИМ и ЧИТАЕМ ПО-ЯПОНСКИ

<< Кадр 15   Кадр 16     |||||  Сцена 2 >> 

СЦЕНА 1. ДВЕ ГАДЮКИ СНИМАЮТ ДРУГ С ДРУГА КОЖУ - 16

Мама хочет поговорить с бледнолицей без свидетелей, поэтому обращается к дочке:.

Поговорить по-взрослому

いい子ね、ママたちは大人の話がある。

いいこね、ママたちはおとなのはなしがある。

ii ko ne, mama-tachi otona no hanashi ga aru

Хороший ребёнок, у нас (мамы и её гостьи) взрослый разговор.

Ий ко... Мы привыкли, что ребенок звучит как "кодомо", и это очень благозвучно, а вот обращаясь сверху вниз, почему бы не сказать и "ко", да ещё сопроводить таким простецко-доверительным "нэ".

Мама-тати. Тати - это суффикс множественности, однако не следует это сочетание переводить как "мамы", ведь ясно, что бледнолицая не может быть второй мамой, тем более, у чернокожего ребенка. "Тати" здесь говорит не о том, что здесь собрались мамы, а о том, что речь идет о маме и о тех людях, которые сейчас составляют ее окружение (то есть, фактически, мама и те, кто к ней пришли)

大人 (отона) - взрослый. Да, мы договорилсь, что в рамках наших киноразборок мы не будем анализировать иероглифы, поскольку есть чудесная книга "Кандзявые эссе", но для слово "отона" хочется сделать небольшое исключение. Отона (взрослый) состоит из двух иероглифов: 大 (ДАЙ/ТАЙ оокий большой) и 人 (НИН/ДЗИН хито человек) и в нем заключены значения обоих иероглифов так, что их сумма дает понятие "взрослый". Но вот само слово звучит "отона", и чтения обоих иероглифов ни коим образом не вовлечены в создание "звукового" ряда слова "взрослый". Получается, японцы взяли какое-то свое старинное слово "взрослый" (отона), а записали его двумя иероглифами, которые хорошо отражают смысл этого слова, но... при этом, японцы не позволили китайским символам каким-либо образом повлиять на само это слово... И это забавно.

"Отона но ханаси"... Есть слово Петя, есть слово окно, а как указать принадлежность одного предмета чему-нибудь или кому-нибудь? Да как и в русском языке: пети НО окно :) Вот и получается "отона но ханаси" - взрослый разговор.

"Взрослый разговор ГА ару" - Имеется что? Имеется разговор. Га - как раз и указывает на то, что имеется.

Ступай в комнату и будь там

ママが呼ぶまでお部屋にいってて

ママがよぶまでおへやにいってて

mama ga yobu made o-heya ni ittete

Мама пока не позовьет, иди в комнату и там будь.

まで (мадэ) - до тех пор, пока не... В сочетании с глаголом "ёбу - ёбимас" (звать) получается: до тех пор, пока не позову.

お部屋 (о-хэя) - так-то "комната" по-япоснки "хэя", но японцы, особенно японки, очень уж любят вещи, которые в жизни играют большую роль, снабжать таким вот уважительным преффиксом "о-". Это позволяет передать свое отношение к тем или иным предметам или явлениям: иди в свою комнату.

行ってて (итэттэ) - итак, "идти" по-япоснки "ику", но интересно то, что глагол "ику" обозначает не процесс пешей хотьбы, а, скорее, факт перемещения, например, отсюда туда, и получается: отправляйся (в комнату). А вот если нужно уточнить посредством чего именно отправляться (пешком ли, на автобусе ли), нужно будет перед глаголом "ику" поставить уточнение (аруйтэ ику - пойти пешком, басу дэ ику - поехать автобусом)..

Но у нас здесь глагол "ику" превращен в некоторое подобие деепричастия "иттэ". Это сделанно, чтобы присоединив к нему глагол нахождения (пребывания) "иру", получить что-то вроде: отправляйся и будь там (пока не позову).

Однако, у нас не "иттэ-иру", а "иттэру" - все дело в том, что японцы любители сокращать всё и вся, поэтому такое "долгое" иттэ-иру они превращают обычно в "иттэру".

Ну и еще момент: мама не констатирует факт движения и пребывания девочки, а приказывает ей, что привело к тому, что и глагол "иру" (быть) она тоже превратила в подобие деепричестия "итэ", чтобы, например, присоединить к нему слово "кудасай", в результате чего должна была получиться просьба:
     "иттэ-итэ-кудасай", "иттэ-тэ-кудасай" - иди, пожалуйста, и будь (там).

Но мама отбрасывает "кудасай" и получает достаточно грубое поведеление:

     Отправляйся в комнату и находись там, пока я тебя не позову.

Ладно?

いい?

ii?

Хорошо?

Мне четыре года.

部屋へ行きなさい

へやへいきなさい

heya e ikinasai:

Иди в комнату.

Несколько мягче прозвучало повеление в форме "ики-насай" (от глагола в нейтрально-вежливой форме "икимас" отбрасывается "-мас" и заменяется на "-насай") по сравнению с формой "иттэ". Всем хорошо известно построенное по такой же схеме пожелание спокойной ночи: о-ясуми-насай, где ясуми - это глагол "ясуму/ясумимас" (отдыхать).

А вот то, что в одном случае частица направления была "ни" (хэя ни) в другом "э" (хэя э), то основная причина этого в том, что в первом случае было сказано: "иди и находись в комнате" - глагол пребывания "иру" требует обязательного использования с ним частицы "ни", а вот когда мы идем в сторону чего-то, то, как правило, используем частицу "э".

Ну, и напоследок: частица направления "э" всегда записывается знаком каны へ (хэ), которая читается в этой роли исключительно как "э".

<< Кадр 15   Кадр 16     |||||  Сцена 2 >> 

 

 

С уважением, Александр Вурдов.

 

Японский язык через кинофильмы в стиле Японского для души.

Изучение Японского языка через кинофильмы -еще одна возможность погружения в японский яык в стиле Японского для души: не торопясь, с удовольствием, через неторопливое погружение в японский язык. На примере фильма Убить Билла мы рассматриваем особенности перевода на японский язык некоторых сцен данного кинофильма..

 

Copyright © 2000-2019 Вурдов Александр Морисович

Вверх